На главную / Интервью/ Самое главное – сохранять спокойствие и уверенность
27.01.15

Самое главное – сохранять спокойствие и уверенность

Николай Журавлев, первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкамМожно ли рассчитывать на то, что период стремительных взлетов и падений курса российской национальной валюты позади? Насколько вероятна в обозримом будущем отмена или хотя бы частичное смягчение санкций, введенных против России из-за эскалации конфликта на Украине? Достаточно ли мер, предпринятых Банком России, для стабилизации ситуации на банковском рынке? Какие еще шаги могли бы способствовать улучшению положения дел в национальной экономике? На эти и другие вопросы ответил в интервью NBJ заместитель председателя Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам Николай ЖУРАВЛЕВ.

- Николай Андреевич, как Вы оцениваете экономическую ситуацию в России по итогам 2014 года? Какие факторы оказали, с Вашей точки зрения, влияние на ее развитие?

- Ситуация непростая. Даже без воздействия внешних факторов имеет место прогнозированное замедление экономики: по итогам десяти месяцев 2014 года рост ВВП составил около 0,6%, а в наступившем году о росте пока говорить не приходится. Бюджет по-прежнему зависит от экспорта энергоносителей, а внутреннее потребление на треть обеспечивается импортными товарами, что в нынешних условиях усложняет исполнение социальных обязательств и ведет к росту цен для населения.
Введение санкций со стороны Запада прежде всего усложнило вопросы рефинансирования внешних займов для наших компаний и повысило спрос на иностранную валюту внутри России. Снижение нефтяных цен подогревает спекулятивное ослабление позиций рубля. Связанные с этим панические настроения населения, а теперь и бизнеса после повышения ключевой ставки (стоимости заемных денег), снова обернутся проверкой на прочность для банковской системы.
Но не все так грустно: у нас низкий уровень безработицы, что свидетельствует о том, что положение населения нельзя назвать бедственным. Бюджет по итогам 2014 года будет профицитным. Снижение нефтяных цен и курса рубля, как бы это ни было грустно само по себе, будет способствовать разворачиванию экономики в сторону роста реального отечественного производства. Хотя и слишком медленно, но в положительном ключе решены вопросы о проведении амнистии офшорных капиталов и введении моратория на изменения налогового законодательства. Это дает надежду на возвращение в страну части капитала, а также обеспечивает определенное спокойствие для бизнеса.

- Фактически наша страна уже почти год живет под различными санкциями. По Вашему мнению, есть ли надежда на их смягчение или отмену в обозримом будущем?

- Думаю, в обозримом будущем нам предстоит жить с учетом санкций, объем которых может расти. Вопросы отношений с Украиной здесь являются только удачным поводом, которым воспользовались так называемые развитые страны для обеспечения приоритета своих геополитических интересов. Однако для России, которая создала за предыдущие годы неплохой запас прочности как в финансовом, так и в политическом плане, нынешнее международное положение является шансом обеспечить себе условия для роста и упрочения собственной независимости.

- Ситуация на российском валютном рынке продолжает оставаться волатильной, курс рубля по отношению к двум основным резервным валютам то резко падает, то стремительно идет вверх. Как Вы думаете, с чем это связано и насколько состоятельны версии, что на рубль была осуществлена мощная спекулятивная атака?

- Ажиотаж со скупкой валюты развился в силу воздействия сразу нескольких факторов. Это и стремление компаний накопить валюты впрок не только для выплаты внешних займов, но и на черный день, и наличие большого запаса рублей у банков, которые стремятся получить легкую прибыль на валютных операциях, и отсутствие контроля за открытыми валютными позициями, и просто вывод средств из страны за рубеж, в том числе иностранными фондами. Недоверие населения тоже играет свою роль – многие бросились закрывать рублевые вклады и покупать доллары и евро в наших банках по завышенным на пике спроса курсам. Для покрытия этого спроса тоже приобретается валюта.
Надеюсь, после того как президент России выступил с опровержением возможности введения валютных ограничений или фиксации курса, стремление скупать валюту за любую цену, по крайней мере у частных лиц, поутихнет.

- Может ли девальвация российской валюты оказать позитивный эффект на начавшийся в нашей стране процесс импортозамещения?

- Не только может, но и обязательно окажет. Я наблюдаю этот процесс на практике на примере предприятий Костромской области. Российские продукты, особенно исторически конкурирующие с зарубежными, сейчас серьезно выигрывают. Отечественная сельхозпродукция за последние десятилетия доказала свои преимущества не только в плане цен, но и с точки зрения безопасности и экологичности для потребителей. То же самое можно сказать о продукции деревообрабатывающих предприятий, металлургии, текстильного производства, которая широко востребована и за рубежом. Сегодняшняя экономическая ситуация, несмотря на объективные трудности, поможет успешным предприятиям повысить эффективность, а в спросе на их продукцию недостатка не будет.

- Есть ли, с учетом происходящих сейчас событий, риск обратной долларизации нашей экономики? Если да, то насколько он велик и что можно сделать, чтобы он не реализовался?

- Если речь идет о магазинных ценниках в условных единицах, то я уверен, что это сиюминутные порывы, которые недолго просуществуют. Такая практика нарушает закон о защите прав потребителей, с ней нужно бороться. Что касается сделок между гражданами, например купли-продажи недвижимости или автомобилей с учетом курса иностранной валюты, то по мере снижения панических настроений эта ситуация решится естественным образом. А если вести речь о гражданах, которые переводят свои сбережения в доллары и евро, то многие из них уже оценили потери на обменном курсе и утрату процентов по преждевременно востребованным вкладам.
Поэтому здесь по-прежнему совет один: хранить основную часть сбережений выгоднее в рублях и на банковском вкладе, а не под матрасом в долларах. Тем более что государственная гарантия вкладчикам увеличена, а банковские ставки вполне привлекательны. Главное не проявлять чрезмерную жадность и осмотрительно выбирать банк.

- По-вашему, достаточные ли меры воздействия предпринимают правительство РФ и Банк России для стабилизации ситуации на валютном рынке?

- Меры правильные, но, как мне кажется, они не всегда принимаются своевременно. В частности, вместо точечных и относительно незначительных валютных интервенций лучше было бы совершить пару действительно массивных и внезапных продаж валюты, что сильно снизило бы желание участников рынка продолжать игру на курсе. Также следовало бы проводить тотальные проверки открытых валютных позиций участников рынка, чтобы в случае их обращения в ЦБ за рефинансированием апеллировать к цифрам и жестко отказывать. Все это можно и нужно делать помимо увеличения ключевой ставки.

- Принятие каких мер, с Вашей точки зрения, могло бы способствовать укреплению позиций российского рубля по отношению к доллару и евро?

- Все то, что я ранее перечислил: от мер борьбы с рыночными спекулянтами и мер, направленных на повышение спокойствия населения за свои сбережения, до переориентации экономики на производство конкурентоспособных отечественных товаров народного потребления и средств производства.

- Как Вы оцениваете ситуацию в банковском секторе?

- У банков на сегодняшний день есть неплохая «подушка безопасности»: за последние пару лет были повышены требования к резервированию возможных потерь, к достаточности капитала, пристально контролировались ставки привлечения средств населения. Большинство кредитных организаций успешно прошли стресс-тесты, проведенные Банком России летом 2014 года. Стоит отметить, что экстремальный сценарий стресс-тестов подразумевал сегодняшний уровень цен на нефть. Смоделированная ситуация показала, что банки сохранят достаточность капитала на уровне нормативных требований.
Принятые меры по некоторому ослаблению регулятивных требований к банкам не сделают их менее надежными, а помогут пережить период нестабильности. Это более мягкий режим резервирования под кредиты компаниям, подпавшим под западные санкции, мораторий на отрицательную переоценку портфелей ценных бумаг в связи с колебаниями курса рубля, предоставление валютных займов финансовых институтов под валютные кредиты их клиентов, а также отсрочка введения потолка ставки потребительских кредитов до 1 июля 2015 года, чтобы кредитование не прекратилось как вид деятельности. Очень своевременным дополнением к последней мере была бы реализация возможности подтверждения банками сведений о доходах заемщиков в Пенсионном фонде Российской Федерации. Это одна из приоритетных задач для обсуждения между парламентариями и правительством, поскольку она поможет снизить потенциальные риски кредитования, а значит, и его стоимость для заемщиков.

- Можно ли сделать вывод, что российские банки, в принципе, довольно неплохо держат удар?

- Да, это так. Конечно, сегодня существует еще и психологический фактор, поэтому первоочередная задача – не допустить паники вкладчиков. В 2014 году мы имели достаточно примеров, когда прекращение операций даже небольшим банком вызывало цепную реакцию у клиентов других кредитных организаций. Поэтому очень своевременно предприняты меры по увеличению страховой гарантии по депозитам населения до 1,4 млн рублей, а также по выделению средств Фонда национального благосостояния в размере 395 млрд рублей для увеличения капитала банков. Также для докапитализации финансовых институтов будет использован такой механизм, как облигации федерального займа (ОФЗ). И то, что последняя мера будет предпринята с помощью Агентства по страхованию вкладов, тоже очень правильное решение. Это поможет оперативно разработать такие требования к претендентам на господдержку, которые обеспечат прежде всего интересы
клиентов банков.
Лично я полагаю, что вместе с повышением гарантий вкладчикам нужно срочно вводить запрет со стороны ЦБ на привлечение банками вкладов по ставке, превышающей более чем на три процентных пункта ключевую ставку ЦБ. Дифференцированная система отчислений в фонд страхования вкладов заработает только с 1 июля 2015 года, а кредитные организации уже сейчас повышают ставки на два-пять процентных пунктов ежедневно. Поэтому комплекс этих мер снизит риск очередной гонки ставок и защитит фонд страхования вкладов от потерь.

- Во время прошлого кризиса было много дискуссий о том, что банки не имели равного доступа к рефинансированию, предоставляемому по линии ЦБ. Сейчас эти дискуссии снова обострились. Какова Ваша позиция по данному вопросу?

- Это для всех нас буквально вопрос доверия. Как может население доверять банкам, если им не доверяет государство при предоставлении рефинансирования? Поэтому мы в проекте постановления Совета Федерации от 17 декабря 2014 года рекомендуем Центробанку разработать механизм, который обеспечит равный доступ банков к инструментам поддержания ликвидности, независимо от размера их капитала и системной значимости.
Необходимо расширить перечень инструментов предоставления ликвидности банкам и удлинить сроки по ним, прежде всего по секьюритизации портфелей потребительских кредитов и кредитов малому бизнесу. Выдачей таких кредитов занимаются преимущественно малые и средние игроки, и секьюритизация позволит им продолжать работу.
Нужно также срочно ввести механизм предоставления беззалоговых кредитов, как это было в 2008 году, в размере капитала для каждого банка с понятным и прозрачным бизнесом.
В нынешней ситуации необходимо как можно быстрее создать условия для направления целевого финансирования предприятий, реализующих импортозамещающее производство, по низкой процентной ставке. Это можно сделать через механизм докапитализации банков с привлечением средств Фонда национального благосостояния. При этом субсидирование кредитных организаций на эти цели необходимо проводить по ключевой ставке или ниже. Такова наша рекомендация правительству.

- По Вашему мнению, следует ли Банку России изменить свою надзорную политику по отношению к российским банкам – возможно, смягчить надзорные требования с учетом того, что банкам сейчас очень непросто выполнять их?

- Мы считаем, что регулятору стоит обеспечить плавный режим вхождения банков в систему требований «Базель III», а также рассмотреть вопрос о целесообразности применения этих критериев к малым и средним региональным игрокам.
По итогам встречи с представителями регулятора мы разработали рекомендации относительно смягчения регулирования в области потребительского кредитования, которые направлены председателю Банка России.
Мы предлагаем пересмотреть механизм расчета и регулирования предельной полной стоимости кредитов для населения, выдаваемых банками и микрофинансовыми организациями (МФО). Установленные предельные ставки беззалоговых кредитов для населения на один и тот же срок на порядок разнятся для банков и МФО. Для сравнения: предельная полная стоимость кредита до 100 тыс. руб. на срок до одного года – 32% годовых для банков и 246% годовых для МФО. Это при одинаковой стоимости фондирования, при сопоставимых расходах на выдачу кредита и при том условии, что работа банков априори пристальнее контролируется и регулируется множеством требований. Разрешение трехзначных ставок для МФО не способствует снижению закредитованности населения, а ведь именно этой целью руководствовались, устанавливая потолок кредитных ставок. Мы предлагаем пересмотреть требования, исходя из принципа разделения по видам кредитов, а не по виду кредитора. Так, банки и МФО окажутся в условиях, близких к равноправию, а клиенты МФО не будут страдать от непосильных процентов.
В рамках этой же работы необходимо выделить в отдельную категорию кредиты зарплатным клиентам банков. Заемные средства предоставляются по минимальным ставкам, что при учете их в общей массе влияет на расчет предельной полной стоимости.
В письме Эльвире Набиуллиной (председателю Банка России – прим. ред.) мы предложили рассмотреть возможность снижения резервирования потерь по кредитам, по которым задолженность взыскана банками через суд и отчисления по исполнительным листам ежемесячно поступают в счет погашения долга. Сейчас такие кредиты резервируются под 100%. Мы предлагаем снизить данное требование до 50%. Это будет стимулировать цивилизованную процедуру взыскания кредитной задолженности и уменьшит нагрузку на капитал банков в нынешних условиях.

- В сентябре 2014 года появилась информация о том, что Вы поддерживаете такую меру воздействия, как пожизненная дисквалификация банкиров (в случае если речь идет о банках, целенаправленно доведенных до банкротства). Не слишком жесткой является эта мера? Насколько, по Вашим оценкам, вероятно ее принятие?

- Я поддерживаю такой подход, потому что для повышения доверия к кредитным организациям нужно исключить ситуации, когда кто-то рисует отчетность и преднамеренно банкротит банк, выводя средства вкладчиков себе в карман. Возможно, с учетом более срочных задач можно повременить с рассмотрением этой меры до весны.

- Одним из самых острых сейчас, во всяком случае судя по медиаактивности, является вопрос о валютной ипотеке. Следует ли государству предпринять шаги, чтобы помочь заемщикам, привлекавшим ипотечные кредиты (возможно, путем «реинкарнации» Агентства по реструктуризации ипотечных жилищных кредитов)?

- Меры по реструктуризации необходимы, в особенности для тех, у кого ипотечное жилье единственное. Таких людей во что бы то ни стало нужно защитить от выселения. Но это должна быть не прямая помощь заемщикам, хотя их совсем немного – всего 17 тысяч, что составляет 0,7% от общего числа клиентов, обслуживающих ранее привлеченные ипотечные кредиты. ЦБ и правительство должны разработать меры, стимулирующие банки предоставлять реструктуризацию таким клиентам. Например, льготы по созданию резервов на потери по подобным реструктурированным кредитам, возможность списать недополученный доход при реструктуризации.

- Заключительный вопрос в нашей беседе: над какими важными для российского финансового рынка законопроектами работает сейчас Совет Федерации в целом и ваш комитет в частности?

- В числе наших рекомендаций правительству есть пожелания осуществлять выпуск государственных долговых бумаг со ставками, привязанными к ключевой ставке ЦБ. Недавно Минфин предложил выпускать гособлигации с привязкой к инфляции. Но поскольку главными покупателями бумаг являются банки, нужно привязать доходность к показателю стоимости денег для них. А сегодня это ключевая ставка Центрального банка.
В числе давних рекомендаций ЦБ – стимулирование спроса на облигации. Сегодня есть все основания вернуться к этой проблеме. Нужно уравнять по размеру риска вложения банков в валютные облигации российских и зарубежных эмитентов, а также изменить подход к учету бумаг, отнесенных в инвестиционный портфель, в целях расчета показателя ликвидных активов банков. Чтобы сделать облигации (хотя бы государственные) привлекательными для частных лиц, нужно уравнять налогообложение доходов по вкладам и облигациям.
Если говорить о наших дальнейших рабочих планах, то мы будем форсировать работу над законопроектом о замене во всех федеральных законах ссылки на ставку рефинансирования ссылкой на ключевую ставку ЦБ. Сегодня ставка рефинансирования не является экономическим индикатором, однако к ней привязаны некоторые важные требования, например штрафы за неуплату налогов, доходность по облигациям ряда госкорпораций, размеры господдержки. По нашему убеждению, это неправильно.
В 2014 году мы снова столкнулись с проблемой доверия к рейтинговым агентствам. Ситуация с 2008 года в этой отрасли практически не изменилась, поэтому мы предлагаем правительству ускорить работу над законопроектом об установлении единых требований к деятельности РА на территории Российской Федерации. Существующий законопроект слишком мягкий. Мы считаем, что методика рейтинговых агентств должна проходить защиту в ЦБ РФ. Мегарегулятор должен давать аккредитацию агентству и отзывать ее, а также отзывать присвоенные агентством рейтинги в случае нарушения согласованной методики их присвоения. Соответственно, все меры господдержки нужно привязать к рейтингам в национальной шкале.
Есть необходимость доработать проект нормативных документов Центрального банка по процедуре секьюритизации портфелей банковских кредитов всех видов, чтобы снизить операционные издержки, которые в существующем варианте слишком высоки. Об этом мы будем проводить консультации с регулятором.

Беседовала Анастасия Скогорева 

Источник:
NBJ 

Сайт разработан
Студией Бурусова
Главная О проекте Реклама Контакты Карта сайта
© 2008-2013 Bank-RF.ru При использовании материалов гиперссылка на Bank-RF.ru обязательна.